На днях к Владимиру Степановичу Волосникову снова приходили приставы. И в небольшой квартире шахтерского города Таштагол (Кемеровская область), где Владимир Степанович живет с супругой, приставы описали все до последнего гвоздя — стиральную машину, холодильник, телевизор и даже кровать.

На выкуп дали двадцать дней. Выбора у Владимира Степановича нет — если не заплатить, вещи продадут на торгах. Вырученное пойдет Кузбасскому отделению Фонда социального страхования РФ.
Приставы приходят к инвалиду не в первый раз — полгода назад у Волосниковых описали микроволновку и телевизор.

Но последний визит был особенным — наведались сразу после сюжета местного телеканала, в котором приставы увидели бытовую технику, что не успели описать в прошлый раз. Но все эти походы все равно без толку — за год приставы получили от инвалида всего 70 тысяч рублей. Осталось 3,2 миллиона. Владимир Степанович говорит: такие деньги ему не найти никогда.

Владимир Степанович проработал бурильщиком на Таштагольском руднике 27 лет. В пятьдесят лет ушел на пенсию с профессиональным заболеванием — вибрационной болезнью II степени (за годы работы вибрация буровой установки подточила работу нервной системы). «Профзаболевание дали пожизненно, — рассказывает Владимир Степанович. — Болезнь прогрессирует — ломит руки, болят суставы». Медико-социальная экспертиза в 2000 году установила 30% утраты профессиональной трудоспособности. Фонд социального страхования назначил Волосникову страховую выплату — 25 тысяч рублей в месяц.

Фонд социального страхования производит выплаты пострадавшим на производстве с января 2000 года. Средства этого внебюджетного фонда формируются за счет средств предприятий, и в сборе подобных взносов фонд явно преуспевает. В его бюджете на 2017 год заложен профицит в части страхования от несчастных случаев и профзаболеваний — 12 миллиардов рублей. Зато, отмечают юристы, в вопросе назначения ежемесячных выплат пострадавшим региональные управления Фонда демонстрируют куда большую скромность.

По словам адвоката адвокатской конторы «Гражданские компенсации» Ирины Фаст, факты недоплат со стороны Фонда выявлялись неоднократно. «Людям назначали выплаты ниже той, что они были вправе получить по закону, — замечает она. — Порядок расчета выплат запутанный, у человека есть несколько вариантов выбора периода заработка, а к этим периодам применяется порядка 40 разных коэффициентов. Разобраться в этом трудно — будто специально путали».

Официальной статистики, как часто люди выбирают «невыгодный вариант» выплат, не существует. Адвокаты «Гражданских компенсаций» приводят данные за 2013–2015 годы. В четырех регионах — Республике Татарстан, Нижегородской, Кемеровской и Кировской областях — юристы насчитали 2477 пострадавших, которые усомнились, что получают ежемесячные страховые выплаты в полном объеме. В 30% случаев соцстрах назначил людям «невыгодные» выплаты.
Согласно закону перерасчет можно сделать только по решению судов, которые с 2001 по 2015 год вставали на сторону пострадавших, — увеличения выплат добились десятки тысяч человек. В 2015 году практика кардинально поменялась — и прецедентом стало как раз дело таштагольского шахтера Волосникова.

Продолжение читайте на сайте издания Новая Газета, рубрика Расследования, № 77 от 19 июля 2017 https://www.novayagazeta.ru/articles/2017/07/19/73157-povorotnoe-delo