Уполномоченный по правам человека при президенте РФ Татьяна Москалькова разбирается, почему российские суды начали отказывать в перерасчете компенсации пострадавшим на производстве. В последние два года граждане с инвалидностью, требуя адекватных выплат, проигрывают в судах, а Фонд социального страхования начал требовать вернуть выплаченные ранее суммы. Омбудсмен готовит обращение на имя председателя Верховного суда РФ Вячеслава Лебедева.

Россияне, получившие травмы на производстве и ставшие инвалидами, вынуждены возвращать Фонду социального страхования (ФСС) РФ выплаты, сделанные по решению судов. Об этом рассказали члены Совета молодых адвокатов в воскресенье на встрече с уполномоченным по правам человека при президенте РФ Татьяной Москальковой. Право застрахованных граждан, пострадавших на производстве, на получение страховых выплат в счет возмещения вреда здоровью в полном объеме было изначально признано государством в федеральном законе «Об обязательном страховании от несчастных случаев на производстве» в 1998 году.

«С 2000 года ФСС возмещает полученный ущерб ежемесячными выплатами. Часть пострадавших обращалась в суды, указывая, что из-за ошибок им начисляется компенсация не в полном объеме, и суды обычно вставали на их сторону»,— рассказала омбудсмену Ирина Фаст, адвокат нижегородской адвокатской конторы «Гражданские компенсации», занимающейся делами о причинении ущерба здоровью. По ее словам, ее коллеги в судах выиграли 8,3 тыс. подобных дел.

Ситуация изменилась в 2015 году. «Фонд социального страхования обратился с кассационной жалобой в Верховный суд РФ и попросил пересмотреть 30 дел. ВС их истребовал и изменил решение»,— говорит госпожа Фаст. ВС указал, что пострадавшие не доказали, что им не разъяснили порядок расчета компенсаций, а при этом есть подписанный ими документ, что разъяснение проводилось, пояснила “Ъ” госпожа Фаст: «Но этот расчет очень сложный. И пострадавшие сначала верили, что им насчитали правильную сумму, хотя это было не так». После этого практика в региональных судах поменялась, и иски инвалидов стали отклоняться. Более того, ФСС, по словам Ирины Фаст, через суд затребовал у инвалидов — фигурантов 30 дел — возвращения выплаченных им сумм. «Несмотря на то что законодательством (ч. 3 ст. 445 ГПК РФ) установлен категорический запрет на возврат сумм, которые ранее были получены гражданином в возмещение вреда здоровью, фонд направляет в суд заявления о повороте, и суды, несмотря на законодательный запрет, выносят решения о взыскании с пострадавших ранее полученных сумм»,— говорит адвокат. По ее словам, это суммы от 50 тыс. до 3 млн руб. «Многие их уже потратили, поэтому у инвалидов арестовывают пенсии, описывают имущество и даже квартиры. Это идет прямо сейчас»,— пояснила адвокат.

Например, у инвалида Владимира Волосникова из города Таштагол Кемеровской области приставы описали микроволновку, телевизор, он остался должен еще 3,2 млн руб. Их будут вычитать из оставшейся у него ежемесячной страховой выплаты в 25 тыс. руб. А к жительнице деревни под Нижним Новгородом Валентине Шесслер, от которой требуют вернуть в фонд более 200 тыс. руб., приставы еще не приходили, но ее ежемесячная выплата составляет всего 2,5 тыс. руб.

«Мы столкнулись с этой проблемой буквально сейчас. Нас эта практика тоже смутила»,— заявил на встрече представитель аппарата уполномоченного по правам человека в РФ Сергей Лопырев. Он указал, что право обратного поворота не абсолютно, но с каждым делом надо разбираться индивидуально.

Татьяна Москалькова заявила “Ъ”, что она озабочена подобной практикой: «Она наносит и моральный, и материальный вред людям. Это должно быть подправлено. Вместе с Советом молодых адвокатов мы проанализируем эту практику, и я готова обратиться в Верховный суд». Она распорядилась подготовить обращение к председателю Верховного суда РФ Вячеславу Лебедеву, а также заявила о необходимости провести пленум ВС по сложившейся практике. Кроме того, она намерена обжаловать в кассации решения суда по отмене выплат инвалидам.

Полная версия статьи "С инвалидов взыскали за инвалидность" в газете "Коммерсантъ"  от 24.07.2017, стр. 5 и на сайте  https://www.kommersant.ru/doc/3365768