Юристы ЮО «Гражданские компенсации» представляют вашему вниманию ответы на актуальные вопросы, касающиеся компенсаций за потерянное здоровье. Для того, чтобы задать свой вопрос по данной теме, звоните на телефон горячей линии 8 800 333 999 5

Вопрос: Что нужно для обращения с иском в суд в возмещение вреда здоровью в пользу военнослужащего, получившего «военную травму»?

Ответ: Для того, чтобы взыскать с Министерства обороны РФ предусмотренное Гражданским кодексом возмещение вреда необходимо доказать наличие вины в действиях МО, по‏влекших за собой вредоносные последствия и это очень сложно, потому что судебная практика складывается таким образом, что требования о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью военнослужащего должны быть предъявлены к конкретному ответчику – лицу, которое стреляло, закладывало мины или осуществляло иные действия, повлекшие причинение вреда. Разумеется, что в условиях, допустим, боевых действий, осуществить последнее не представляется возможным ни при каких условиях.Такая позиция судов по моему мнению и мнению ряда ученых ставит под вопрос сам институт привлечения юридических лиц к какой-либо ответственности за причиненный вред, ввиду того, что Министерство обороны РФ является юридическим лицом, т.е. субъективное вменение вины применительно к юридическому лицу, невозможно.


Вопрос: Есть ли положительные примеры взысканий?

Ответ: Да, конечно. Специалист всегда сможет правильно увидеть наличие вины и собрать необходимые доказательства, которые могут являться в том числе и свидетельские показания. Или в случае, когда вред причинен вследствие воздействия источника повышенной опасности, тоже есть определенный наработанный путь к поиску доказательственной базы.


Вопрос: А что может являться источником повышенной опасности?

Ответ: Например, автомобиль, БТР, самолет...


Вопрос: Я подорвался на мине, у меня нет шансов?

Ответ: Однозначный ответ дать не представляется возможным, т.к. все зависит от конкретных обстоятельств дела, ну и от доказательственной базы.

В очень многих текстах решений, которые встречаются на просторах интернета, можно увидеть абсолютно одинаковые версии отказов судебных органов по данному вопросу, звучит это в следующей формулировке: «Вред здоровью истца был причинен при прохождении им военной службы в период военных действий, и поэтому установить конкретного причинителя вреда невозможно, что исключает вину Министерства Обороны РФ, учитывая, что причинителя вреда по данному делу установить не представляется возможным, вывод о том, что ответственность за причинение вреда здоровью истца должно нести государство, является несостоятельным. Возможность возмещения вреда, причиненного повреждением здоровья, военнослужащим, участвующим в боевых действиях в Чеченской Республике, исключается, если не представляется возможным установить непосредственного причинителя вреда, а также вину причинителя, ответственного за причинение вреда».


Вопрос: Но как же доказать, что я получил ранение не по своей прихоти или воле, меня же направило в район боевых действий непосредственное командование?

Ответ: Несмотря на всю абсурдность ситуации, судебная практика складывается таким образом, что требования о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью военнослужащего должны быть предъявлены к конкретному ответчику – лицу, которое стреляло, закладывало мины или осуществляло иные действия, повлекшие причинение вреда. Разумеется, что в условиях боевых действий, осуществить последнее не представляется возможным ни при каких условиях.


Вопрос: Так получается, что в моем случае все окажется бесполезным (я имею ввиду предъявить иск к Министерству обороны РФ?

Ответ: Не зайдя в воду, не узнаешь броду. Поэтому нужно делать запросы во все архивы по данному несчастному случаю.


Вопрос: Сомнительно, что такие подробности могут храниться в архивах.

Ответ: Именно поэтому случаи, когда ранение полученно при боевых действиях, представляют собой очень сложную категорию дел в части досудебной подготовки дела в целом.


Вопрос: Если Министерство обороны РФ имеет столько архивов, может быть как-то получиться от них попросить представить какие-то бумаги, мне ведь это будет намного сложнее сделать, чем «хозяину»?

Ответ: Вопрос конечно вполне закономерный. Но здесь большое «НО». В общем-то и целом Вы правильно мыслите. Но по нормам гражданского процессуального кодекса доказывать свою позицию по делу должны обе стороны: как истец, так и ответчик. Но в жизни происходит как-то все однобоко. Несмотря на то, что закон вроде бы как защищает истца (т.е. лицо пострадавшее), указывая на презумпцию вины причинителя вреда, которая предполагает, что доказательства отсутствия вины должен представить сам ответчик. Однако суды нередко «освобождают» Министерство обороны РФ от обязанности всякого доказывания своей вины при наличии неопровержимых доказательств причиненного вреда жизни или здоровью военнослужащего. При этом суды прекрасно знают, что именно Министерство обороны РФ обладает всей необходимой информацией и документацией, так как является обладателем собственного обособленного архива (Центральный архив Министерства обороны РФ).


Вопрос: А если в суд привести свидетелей-сослуживцев, которые также как и я знают о том, что обстоятельства были именно такими, которые и послужили причиной моей травмы?

Ответ: Конечно, если не удается найти документального доказательства, то юристы прибегают к данному виду доказывания. В таком случае можно доказать, что вина командования воинского формирования в причинении вреда жизни или здоровью заключается в необеспечении военнослужащего необходимой техникой разминирования, бронежилетами, ошибками командования в принятии тактических решений и пр. Однако данный вариант является невероятно сложным с точки зрения доказательств –поскольку какого-либо документарного подтверждения своих ошибок Министерство Обороны не оставляет, а если и оставляет, то не представляет это иных лицам, даже по судебному запросу.


Вопрос: Вину также сложно доказать, если ранение получено не при военных действиях?

Ответ: Таких случаев достаточно много. Зачастую вред жизни или здоровью военнослужащего причиняется деятельностью, создающей повышенную опасность. Под такой деятельностью следует понимать использования вредоносных свойств источника повышенной опасности, которые из-за невозможности полного контроля над ними со стороны человека создают высокую опасность причинения вреда окружающим. По действующему законодательствуналичие вины при причинении вреда жизни и здоровью источником повышенной опасности не является обязательным условием. Вред в любом случае, возмещается владельцем такого источника (например, неосторожное обращение с оружием во время учений). Для примера можно привести несчастный случай, когда в прошлом году во время полевых учений на полигоне войсковой части солдат-призывник срочной службы, выдернув чеку гранаты, не удачно бросил ее себе под ноги, а полковник Серик Султангабиев накрыл гранату собственным телом, спасая жизнь солдата, получил множественные ранения, и до сих пор находится в госпитале. Ему присвоено звание Герой России, а мусульманская диаспора наградила его высшим титулом. В данном случае, если вред причинен военнослужащему во время учений, граната, ясное дело, принадлежит конкретной войсковой части. Возможен вариант того, что неверно была проведена подготовка этих учений, но абсолютно точно виновное лицо в данном случае есть. Такая практика распространена и носит относительно устойчивый характер.