Когда случилась авария на Чернобыльской атомной станции, меня пригласили и, вручив командировочное удостоверение, направили туда. Меня направили в Припять пускать тепличное хозяйство. Оказывается, в канун аварии, в Припяти было смонтировано тепличное хозяйство по какой-то передовой западной технологии. Задача стояла общеполитическая — обязательно пустить в эксплуатацию тепличное хозяйство, вырастить первый урожай и показать это все по телевидению, чтобы доказать, что город Припять — жив.

Общий объем того, что я получил — более 500 рентген. Рано или поздно все это должно было сказаться, конечно. Правительство, понимая все это, вначале пошло навстречу и даже опубликовало утвержденный перечень заболеваний, возникновение которых можно было связать на месте в тогдашних ВТЭК с пребыванием в Чернобыле.

После внесения изменения в чернобыльский закон в 1996 году оказалось, что те, кто получил группу инвалидности до марта 1996 года, получили намного больше общую сумму ежемесячной выплаты чем те, кто стал инвалидами после этой даты. Я попал во вторую группу граждан.

В 1998 года Ирина Александровна предложила нам свою юридическую помощь, чтобы через судебное производство защитить и восстановить наши права по выплатам.

Вначале все было очень трудно. Однозначно отсутствовала практика - и судей тоже можно понять. Тогда даже возникали проблемы с тем, надлежащий ли Ответчик тому, к кому обращались (Министерство социальной политики), и Ирине Александровне приходилось долго и нудно доказывать суду, что Ответчик надлежащий. С этого мы начинали. Первое положительное решение было принято в августе 1998 года.

В 2000 году появились некоторые решения Верховного суда России по обращениям чернобыльцев-инвалидов на предмет отказов в судах в регионах, которые были в нашу пользу. Ирина Александровна со своей командой раскопала большую практику по предыдущим делам, не связанным с чернобыльцами, но с практикой по трудовым увечьям, выплатам по возмещениям и пр. После этого понимание судом правоты позиции, которую предъявляли юристы в судах.

Лично мое обращение к Ирине Александровне сначала в групповом порядке, потом в личном, закончилось отказом в предъявленных требованиях. Это было в 2000 году. До 2004 года я отложил эту историю. В 2004 году я решил все самостоятельно защитить свое право на выплаты на основании прошлого опыта и постоянного общения с Ириной Александровной. Мне удалось решить свои вопросы, мой иск прошел. Но на этом фоне, я, будучи Председателем Правления Нижегородской областной общественной организации инвалидов «Союз «Чернобыль» и ведущий постоянные приемы инвалидов-чернобыльцев по личным вопросам, всегда направлял всех нуждающихся в помощи в восстановлении прав за помощью к Ирине Александровне. Структура Ирины Александровны стала нашей родной структурой, поэтому я не мог никого больше порекомендовать. Отношения клиент-адвокат у нас с ними всегда были абсолютно честными и порядочными.